Компенсация после травмы. Если крокодил «скушал» руку ребёнка в зоопарке.

В Израиле уже несколько дней вся страна следит за развивающейся историей укуса крокодила на ферме «Кроколоко» в Араве,

 что на юге страны: четырехлетний мальчик просунул руку через решетку ограждения, чтобы погладить крокодила, а рептилия схватила его руку зубами. В итоге руку мальчика силой, с большими повреждениями освободили из пасти животного.Как всегда бывает, версии относительно того, что произошло, кардинально отличаются – хозяева фермы утверждают, что произошло нарушение правил безопасности, а мать ребенка считает, что во всем виноваты именно хозяева фермы. Но мы уже привыкли к тому, что мнения начинают отличаться, когда речь заходит о деньгах, ответственности и компенсации после травмы., не так ли?

Руку мальчику, скорее всего, спасут, но пока непонятно, как она будет функционировать. Согласно израильскому праву, ферма, несомненно, несет ответственность – неясно, кто следил за безопасностью посетителей, но в отделяющей крокодилов решетке слишком большие ячейки (это видно на фото) и легко можно просунуть руку, да и сами крокодилы находятся в непосредственной близости от нее. Постфактум те, кто утверждает, что ответственность несет именно ферма, указывают на то, что крокодилов нужно было отделить от посетителей дополнительным забором.
Согласно израильскому праву, именно сторона, во владении которой находится животное, должна доказывать, что в её действиях не было халатности. Полное отсутствие халатности ферма доказать не сможет – многие факты, прямо сказать, в этом случае «налицо».
Родители ребенка как его опекуны подадут от имени мальчика в суд на ферму, а ферма параллельно подаст отдельный иск против родителей, утверждая, что именно факт халатного недосмотра за ребенком привел к его травме. В случае, если оба иска будут приняты, то сумма, которую присудят в пользу ребенка, будет депозитирована в его интересах на особом счете (это же деньги ребенка), а сумму, которую должны будут вернуть родители ферме, если аргументы фермы будут приняты судом, они должны будут выплатить отдельно, из своих денег.

Компенсация после такой травмы назначается израильскими судами, и нет необходимости долго гадать, чтобы предположить, что она будет существенной – от нескольких десятков тысяч шекелей до нескольких сотен тысяч, в зависимости от того, как восстановится рука мальчика. Во благо обеих сторон, надеюсь, что у хозяев фермы есть страховка – во-первых, чтобы ферма не обанкротилась (ради хозяев фермы), и, во-вторых, чтобы ферма не обанкротилась (ради мальчика и его родителей).

До сих пор все довольно банально, хоть и трагично.

В этой грустной истории меня заинтересовал другой аспект – во все дни, что последовали за происшествием, мать ребенка давала десятки интервью СМИ. От этих интервью нельзя было увернуться, и волей-неволей я обратил внимание на то, как «эволюционировала» мать ребенка от одного интервью к другому.

Мать ребенка – мусульманка в открытом хиджабе из Яффо – эрудированная женщина, говорила на отличном иврите, почти без акцента (если не видеть хиджаб), и слаженности ее речи могут позавидовать многие юристы. Возможно, она и есть юрист. Я не проверял.

Если в день происшествия она признала, что в какой-то момент потеряла ребенка, который убежал «погладить крокодила», и говорила «да, я не должна была отпускать его», то на следующий день, видимо, после того, как ее образумили, она уже с уверенностью заявляла, что, придя с ребенком на ферму «согласно купленным билетам», она могла рассчитывать на соблюдение безопасности со стороны хозяев фермы и вовсе не обязана была следить за ребенком каждую минуту. Кроме «смены показаний» в речи матери появились драматизмы о том, как несчастный ребенок постоянно плачет, какие у него истерики из-за того, что крокодил «скушал его руку» (так он говорит, по ее словам, ему четыре года).

Опубликовав пост на тему в фейсбуке, я столкнулся с кардинально расходящимися мнениями – одни утверждали, что родитель не должен следить за ребенком двадцать четыре часа, что ребенок непредсказуем и что мать и так уже жертва, и нечего обвинять её.

Другие, напротив, утверждают, что происшедшее целиком и полностью лежит на матери, и что её халатность видна хотя бы уже из фотографии, где четырехлетний малыш находится в нескольких сантиметрах от рептилии, где никто не помешает ему протянуть руку, а мать спокойно фотографирует. Уже после этого фото, видимо, когда мать с ребенком шли к выходу, мальчик решил попрощаться с крокодилом и убежал.

Признаю, лично мне очень сложно принять бесконечные интервью матери ребенка в СМИ, пока её четырехлетний сын находился в реанимации. Я не так воспитан. Как юрист, я, конечно, понимаю изменение в поведении матери ребенка, чтобы получить компенсацию. И деньги всем нужны, и наказать хочется. Но очень хочется сказать ей:

«Когда приходишь с ребенком на ферму с крокодилами, ты держишь ребенка за руку и не отпускаешь от себя ни на секунду. Когда идешь с ребенком по тротуару рядом с дорогой, ты держишь его за руку и не отпускаешь ни на секунду».

Ребенка очень жаль – он стал жертвой взрослых. Взрослых, которые экономили на соблюдении правил безопасности и установили недостаточное ограждение, и взрослых, которые не уследили за ним, хотя должны были. Они же не на променаде у моря гуляли.

Ну, а компенсацию после травмы. ферма заплатит. Обязана заплатить. И переделать ограду нужно. Вчера. Да.