АДВОКАТ В ХАЙФЕ РАМИ КРУПНИК

(+972) 4 8211422

факс: (+972) 4 8211042

Блог адвоката Рами Крупника

Котики и бульдог

Пятничные переговоры должны были начаться в десять, а в девять сорок пять я уже наблюдал котиков во дворе дома рядом с офисом–трейлером клиента.

Котики и бульдогЯ насчитал пятерых – откормленных, вальяжных хозяев усадьбы, распластавшихся в утренней неге по забытым в беспорядке креслам, будто оставленным специально для них, не спускавших с меня ленивых глаз. Клиент, директор фирмы-застройщика, утверждал, что котов четырнадцать, а я не спорил.

Спокойствие котов охранял старый, видавший виды флегматичный, под стать хозяину, бульдог, наградивший меня откормленным задом, выставленным аккурат под предназначенную чесать жесткую шерсть правую руку, свисавшую с подлокотника кресла. Время от времени, когда я отрывал руку, чтобы взять айфон, бульдог поворачивался ко мне, недовольно урча, намекая на мое место:

- Ты тут непрошенный гость. Изволь чесать.

Адвокатесса второй стороны сообщила, что задерживается на пятнадцать минут. После длившихся чуть ли не полгода переговоров, десятков черновиков договора с сотнями правок и изменений, еженедельных обоюдных ультиматумов, переговоров в зуме все, наконец, договорились встретиться "пока не пойдет белый дым", хотя, на языке крутилось "не суй здоровую голову к больному в постель".

Адвокатесса с покупателями приехали в десять тридцать. Все – клиент с помощником, я, покупатели и их адвокатесса – напялили маски и последовали в переговорную, подключили мой комп кабелем к телевизору на стене и начали вычитывать договор.

Прошло минут сорок, мы с адвокатессой застряли в начале второй страницы договора, клиент ультимативно заявил, что переговоры закончатся не позже тринадцати ноль ноль, и примерно час обсуждал с покупателями, из чего будет построен бассейн. Нам оставалось согласовать еще только семнадцать страниц и приложение об оплате. Без четверти двенадцать я позвонил родителям сказать, что, пожалуй, не приду вовремя к пятничному обеду.

В тринадцать сорок пять мы начали обсуждать требование покупателей оставить за собой право отменить договор с возвратом предоплаты в случае, если разрешение на строительство существенно изменит размер дома. Клиент ответил "ага, разбежались» и предложил заказать пиццу. Я опрометчиво отказался со словами "меня ждут родители", а покупатели промолчали. Пиццу только покупателям клиент из соображений вредности покупать не хотел.

Примерно в два тридцать я вышел позвонить родителям и заодно подышать свободным от паров кондиционера и без маски против короны воздухе. Котики в прежнем количестве – откуда четырнадцать? – занимали прежнее положение. Попа бульдога автоматически приподнялась навстречу моей правой руке. Мама сказала, что они уже поели, но велела приезжать, когда бы я ни закончил.

В шестнадцать ноль ноль жена клиента принесла сандвичи с помидорами и салями, невзначай – скорее мужу, чем остальным – напомнив, что скоро Шабат. Я подумал, кого из них лучше представлять в случае развода. Вкус щедро намазанной на хлеб горчицы вкупе с четвертым эспрессо временно вернули меня к жизни. На пару минут я пожалел, что не курю.

Мы были близки к завершению процесса обсуждения договора, но тут покупатели вспомнили, что ипотечный банк может не согласиться с графиком платежей.

Услышав такое, видимо, для того, чтобы нагляднее продемонстрировать отношение к происходящему и к возможным требованиям банка, в частности, клиент вспомнил о своем мужском достоинстве. Вспомнил буквально, словом, на букву длиннее русского аналога, обозначающее также "броню".

К счастью, мужское достоинство клиента так и осталось спрятанным за доверху застегнутой ширинкой джинсов — то ли от Армани, то ли от Армени (когда клиент нагнулся, чтобы подключить к электричеству зарядку, представив всем продольный разрез сами поняли чего, свойственного всем строителям и сантехникам, лично мне было неудобно слишком пристально рассматривать бирку).

В шестнадцать сорок пять все, кроме адвокатессы, уже сидели без масок. Свою маску я оставил во дворе бульдогу, а клиент отмахивался своей – фирменной, с логотипом строительной компании – от мухи, основательно, в точности как адвокатесса покупателей, проверявшей искромсанный договор, дотошно исследовавшей крошки от сандвичей и лужицу горчицы, в которую я хотел, но постеснялся макнуть остатки своего бутерброда.

Жена клиента забрала поднос, муха улетела, а я на долю секунды позавидовал её свободе и пожалел, что я не она. Правда, лишь на долю секунды – вспугнув отторженную от процесса, аутистически уткнувшуюся в договор адвокатессу покупателей, клиенту, наконец, удался маневр с маской, он громко закричал "Есть!" и щелчком сбил трупик мухи под стол, откуда его слизнул бульдог.

В семнадцать двадцать четыре мы преодолели возможные требования банка без необходимости встречаться с причинным местом клиента, я возликовал, что можно, наконец, все подписать, но не тут-то было — уставшая, но от этого не менее занудливая адвокатесса покупателей, все еще в маске против короны, заявила, что хочет вычитать договор с начала до конца.

О наличии причинных мест у себя и у других подумали все, включая жену покупателя, который робко пытался протестовать "мы ведь уже все проверили, нет?", но потом вспомнил, что адвокатессе они платят не по часам, вздохнул и вышел чесать попу бульдогу.

На улице вечерело. В сумерках котики разбрелись выполнять свои прямые обязанности по защите дома от гадов и других мышей. Бульдог смачно хлебал воду из лохани в углу двора. На стуле вздыхала жена клиента. Я решил подойти, познакомиться с ней поближе – на случай, если при разводе выгоднее будет представлять её. В телефоне бряцнуло смс от мамы: "Рома, не переживай – мы тебя ждем". Я больше не переживал.

Адвокатесса вычитывала договор до восемнадцати тридцати пяти, нашла в нем три неточности и две грамматические ошибки и спросила, могут ли покупатели до вселения и окончания строительных работ установить решетки на окнах. Все присутствующие синхронно прокричали "Нет!" Адвокатесса сдалась.

В девятнадцать тридцать я выехал к родителям в Хайфу. На плите уютно ждал борщ. После борща меня ждали сбившиеся настройки маминой Флибусты в айпеде.